Сайты местных
отделений партии
бегун
Головной сайт партии

Евпаторийское местное отделение

Выбор региона

Интервью В. Константинова: От «Крымской весны» к «Крымскому лету»

Секретарь Крымского регионального отделения партии «Единая Россия», председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир Константинов рассказал о подготовке к осенним выборам в эксклюзивном интервью «Крымской правде».

— После внесения поправок в законодательство, принятых на мартовском заседании сессии, с точки зрения закона всё готово к выборам? Правила определены, можно начинать?

— Да, проблем нет. С юридической точки зрения всё готово, есть только внутрипартийные нюансы, которые касаются предварительного голосования. Но это именно внутрипартийная работа. Предварительное голосование, как вы знаете, завершается 26 мая.

— Вы были первой партией запустившей процедуру предварительного голосования. В прошлой кампании, нововведение сработало успешно. А что сейчас? Какие результаты вы ожидаете?

— Сам механизм предварительных выборов, как и любой другой, это свод правил, в котором нет ничего волшебного. Всё зависит от того, как к этому механизму относятся живые люди. Он может хорошо работать, или плохо, или не срабатывать. Мы стараемся, с учётом крымской специфики, извлечь максимальную пользу. В чём эта польза? В том, что задолго до выборов мы начинаем «причёсывать» свои ряды, выяснять, кто готов к борьбе, кто нет, приводить в порядок программные положения. Усиливается «метаболизм» партийных структур. Можно сравнить этот период с подготовкой к ответственным соревнованиям в командных видах спорта. А политика — это всегда командные соревнования, и успех последующей работы зависит от каждого человека.

— Кроме того, к предварительному голосованию допускаются не все подряд, «с улицы», а те, кто в перспективе может стать частью вашей команды, те, у кого есть определённый политический потенциал…

— Конечно. Хотя наша партия не закрыта ни для кого. Попробовать свои силы по уставу может каждый, и для участия в предварительных внутрипартийных выборах наличие партбилета не требуется. Но мы всё-таки склоняемся к тому, что идеологическая привязанность к «партии Крымской весны» (так мы себя называем, потому что именно «Крымская весна» нас объединила в партийную организацию) должна быть.

Ведь именно Крымская весна – победа и достояние всех крымчан. Но именно лидеры народного сопротивления составили костяк регионального отделения партии. Именно «Единая Россия», как партия Владимира Путина, как самая мощная, многочисленная и влиятельная политическая сила страны, сыграла решающую роль в исполнении крымской мечты о возвращении в родную гавань. Процедура предварительного голосования – это горнило, через которое пройдут самые лучшие. Крымчане сами сформируют свою команду партии «Единой России».

— Кого вы хотите видеть в своей команде? Какие люди вам нужны? Какими качествами они должны обладать?

— Я бы перефразировал ваш вопрос на «Что нужно сейчас избирателю?» Исходя из ответа на него, становится понятно, как должна выглядеть команда. Нужны ли серьёзные кадровые перемены в составе или нет. Пять лет прошло. Успехи неоспоримы, их видят вся страна, Крым, партия. Мы о них много говорили и нет смысла сейчас повторять. Есть промахи. Они тоже неоспоримы, их тоже видят все, ведь мы их никогда не скрывали. Наверное, в этом и сила нашей команды, что мы не боимся признавать свои ошибки и неудачи. Заседания парламента и правительства проходят в прямом эфире, все видят, как мы работаем. Мы такие, какие есть. Я считаю, что мы доказали свою дееспособность, в том числе в кризисных ситуациях. Но самое слабое место наше — кадровый ресурс. Мы шли на украинском «багаже». Всех, кого по праву можно считать командой партии «Крымской весны», мы вовлекли в политический процесс. Идеологических противников независимо от их деловых качеств мы не приглашали — понятно, что если они ненавидят Россию, ненавидят нас, во власть их пускать нельзя. Поэтому идеологических проблем у нас не было, но были проблемы с эффективностью. Вот эту проблему нам придётся решать — и в депутатском корпусе, и в исполнительной власти. В депутатском корпусе по нашим предварительным оценкам тех, кто недостоин идти на второй срок, порядка 20%. По всей партийной организации. Много это или мало, я не знаю — это наш первый опыт, наша первая каденция в России. По региональным организациям везде своя специфика и ситуация разная. Есть организации, где не удалось сформировать эффективные команды и требуются радикальные замены – до 80% состава представительной власти. Но партия обновляется, это постоянный и непрерывный процесс. Тот, кто не справился с поставленными задачами или утратил доверие, уходит.

Что касается исполнительной власти, мы знаем, сколько усилий прилагает глава республики к решению кадровой проблемы. Вовлекаются люди отовсюду — из республики, из федерального центра. С приглашёнными с материка тоже не всё гладко получается, потому что, во-первых, у республики есть своя специфика, а во-вторых все хорошие кадры и там задействованы, и никто из руководителей других регионов своих ценных специалистов не хочет отдавать. Вы знаете, что многие наши попытки взять управленцев с материка в итоге не увенчались успехом. Это сложная проблема, и мы не можем похвастаться, что решили её. Продолжаем над этим работать. У нас нет намерения менять тех, кто уже доказал свою эффективность. Если человек работал на своём участке, избиратели его знают и уважают, то менять просто ради того, чтобы менять, мы не будем.

— Вы часто критиковали представительную власть на местах за недостаточную активность. Как сейчас с депутатскими кадрами самого близкого к избирателю уровня – поселковых, сельских советов? Есть ли там, на местах люди, способные стать более эффективными и современными руководителями?

— Да это хороший тезис и верное определение – нам нужны современные руководители. Ещё раз вернусь в 2014-й год – не все поняли, что такое представительная власть в Российской Федерации. Было много заблуждений и откровенных ошибок. Но если человек идёт в депутаты, он точно понимает свои права, обязанности и меру ответственности. Отличие Российской Федерации от Украины в первую очередь и состоит в очень высоком уровне ответственности — не только моральной, но и юридической. Если на Украине это был, по сути, сельский балаган, то здесь за всё нужно отвечать – и за слова, и за поступки. И вот этот, казалось бы, простой факт для многих оказался открытием. Есть депутаты, которые так и не научились правильно заполнять декларации, представьте! О чём тогда ещё можно говорить! Если уровень самоорганизации человека таков, то на что он вообще способен? Способен ли он помочь кому-то кроме себя? И зачем же он тогда нужен такой? Любителей произносить красивые слова «за всё хорошее против всего плохого» много, а вот настоящих людей, способных помогать другим, сопереживать, решать конкретные проблемы своих избирателей – таких, к сожалению, всегда не хватает. В исполнительной власти, несмотря на большие нагрузки и ответственность, всё-таки немного проще, потому что больше определённости. Она более функциональна и регламентирована, там всё понятно. Есть более чёткие ориентиры и показатели твоей работы. А у нас в депутатском корпусе нужна прямая работа с избирателем, умение понять проблему, вникнуть, оказать практическую помощь. И ценятся именно те люди, которые в состоянии эту помощь оказать. Наиболее востребованы не те, кто лично богат и обеспечен, а те, кто в состоянии организовать помощь – заставить местную власть хорошо работать, придавить зарвавшуюся бюрократию, разобраться в какой-либо «нештатной ситуации», в которой оказался избиратель (это может быть и семейная драма, что угодно), организовать благотворительный сбор средств, если нужно. Вот такие люди составляют подавляющее большинство хорошо работающих депутатов. Ни для кого не секрет, что, сколько хороших законов ни прими, всех жизненных ситуаций предусмотреть и описать на бумаге никогда не получится. И вот попав в трудную и неоднозначную ситуацию, к кому человек пойдёт за помощью и поддержкой? К своему депутату. И если власть организована качественно, люди чувствуют что депутат – действительно опора в трудной и непонятной ситуации, тогда они ценят партийную организацию, уважают. А если просто кто-то на выборах походил поагитировал, наговорил красивых слов, а потом его не дозовёшься, то какое может быть уважение. Я не хотел бы критиковать наших политических оппонентов, это не моё дело, но ведь, по совести говоря, мы не видим их работы. А времени прошло немало, пять лет. Можно было организоваться… Мы все эти годы этим занимались. Не всё и не всегда у нас было успешно, но все пять лет шла работа. И люди этого не могли не видеть. Конечно, не всё у нас получается так быстро и хорошо, как хотелось бы, есть недоработки, есть проблемы и неудачные решения. Но не ошибается только тот, кто не работает. Мы ясно видим свои недостатки, извлекаем уроки, исправляем ошибки и упорно идём вперёд.

— На уровне республики недостатка в кадрах скорее всего не будет, а насколько с кадрами на местах будет трудно?

— Представительную власть мы сформируем и её состав будет намного лучше нынешнего. Я в этом убеждён. Людей у нас достаточно, сейчас очень активно вовлекаем молодёжь. Но и от проверенных кадров не отказываемся, возрастного барьера у нас нет, есть пенсионеры, которые так активно работают, что могут дать фору молодым. Новый состав команды будет не менее мотивированным, чем состав 2014 года, но будет намного более дееспособным.

— Можно сказать, за «весной» приходит «лето»…

— Да, мы становимся более зрелыми, избавляемся от всего лишнего. Становимся более прагматичными. После возвращения домой у нас была возможность узнать Россию центральную, Россию региональную, Россию парламентскую. Не могу сказать, что этого опыта уже достаточно, но сегодня мы другие, по сравнению с 2014 годом. И конечно трудно переоценить опыт взаимодействия с федеральной властью, в которой теперь есть наши представители.

— В одну из наших прошлых встреч вы говорили что вам и вашей команде нужно 10 лет для реализации всего задуманного. По итогам прошедших пяти лет изменились возможности и масштаб задуманного, наверное, тоже другой? Сколько каденций вам нужно для реализации ваших планов?

— Я вижу завуалированный вопрос персонального характера, поэтому начну с него. Я случайно пришёл в руководство крымского парламента. Хотя я всегда занимался крымской политикой, вы прекрасно это знаете, но никогда не стремился к этой должности. Больше скажу – в самом страшном сне она мне не могла присниться! Но так сложились обстоятельства во время кампании 2010 года. Тогда много говорили о поддержке России, но человека, который бы реально следовал заявленному курсу, долго не могли найти. После того как мне сделали это предложение я неделю не спал и не мог понять – за что мне это? В наказание за то, что следовал русской идее? Не смейтесь, я тогда действительно воспринимал это как наказание. Потому что одно дело быть в команде, а совсем другое взвалить на себя ответственность за региональный парламент. Я не был властолюбивым человеком тогда, не изменился и теперь. Убеждения от занимаемой должности не зависят. И то, что я делал раньше и делаю сейчас, я буду продолжать делать независимо от занимаемых постов – столько, сколько буду жив. Буду заниматься патриотической работой, буду заниматься попечительством, буду заниматься активной политикой, в том числе давать вам интервью – всё это будет продолжаться. И в прошлых интервью я, когда говорил о «стабильности», имел в виду не себя лично, а команду, преемственность курса. Вот это, действительно, важно. Потому что нельзя допустить возвращения Крыма к прежнему состоянию, которое было при Украине – мелким дрязгам с неясными целями, дракам за портфели, когда все силы тратились не на интересы избирателя, а на борьбу друг с другом. Вот такое было болото: с утра до вечера интриги, утром собираются в одном кабинете, составляют заговор против одного, после обеда те же персонажи собираются в другом кабинете и составляют заговор уже против тех, с кем договаривались утром. Нельзя допустить, чтобы что-то подобное повторилось. То, что мы 5 лет прожили спокойно, не отвлекаясь на такие вот гадости – это тоже достижение. А где теперь эти Сенченко, Куницыны, Чубаровы? Их нет никого. Политически Крым сегодня стабилен. Это даёт возможность вырасти молодёжи, подняться по карьерной лестнице. Развиваться политически, а не путём доносов интриг и заговоров. А в прошлом, когда всё политическое поле было поделено между 3-4 фамилиями, таких возможностей для личного роста, как сейчас, не было и быть не могло. Я говорю о том, насколько ценна для нас стабильность, потому что хорошо знаю, что такое нестабильность. Не все, к сожалению, это понимают. Да, сменяемость власти необходима, но она не должна быть самоцелью, она должна быть логична и эволюционно оправдана.

— Да уж такой «сменяемости» как в Киеве нам точно не надо…

— О них и говорить нечего. Вы видите, что произошло со страной. Убили государственность. По-моему до сих пор никто из них до конца ещё не понял, что они натворили. Но это уже отдельная история.

— Будучи реалистами, давайте признаем, что проиграть на этих выборах вы в любом случае не сможете, потому что некому. Так что вне зависимости от персонального состава и того, кто взойдёт на капитанский мостик, к власти придёт команда, которая продолжит начатое вами пять лет назад. Что из запланированного сделано, а что осталось на следующую «пятилетку»?

— Вы задали сложный вопрос. Объясню, почему. И я, и Сергей Аксёнов — мы выработали такую открытую и прозрачную форму взаимоотношений – друг с другом, с избирателями, с другими членами нашей команды. Мы искренне работали на результат — так, как его видели и понимали. Главная задача первых пяти лет, если одним словом – это интеграция. Параллельно мы преодолевали все проблемы по мере их возникновения – энергоблокаду, водную блокаду, экологическую катастрофу в Армянске, последствия керченской трагедии и так далее. Всё это было публично, вы всё видели. Но главной задачей нашей первой каденции была интеграция. Сейчас этот период, на мой взгляд, в основном завершён. Сегодня нельзя сказать, конечно нельзя сказать, что мы уже на 100% интегрированы в Россию, но главное всё-таки сделано и уже понятно, куда и как надо двигаться. Теперь это по большей части задачи технического характера. Когда говорим об интеграции, всех интересуют конкретные сроки и даты. Но вот мы недавно встречались с немецкой делегацией, у них дистанция — 30 лет. Я спросил: «Всё у вас решено?». И они мне откровенно сказали – нет, далеко не всё. Если сегодня поставить рядом западного немца и восточного немца, это — два совершенно разных человека. У них там не выравнены пенсии, разные зарплаты, разный уровень безработицы, нет инфраструктурных проектов в Восточной Германии. А ведь 30 лет прошло! А у нас – всего пять. Но представьте, какой мы уже сделали рывок. Полноценный мы сегодня регион России? Конечно, нет. По восстановлению и развитию инфраструктуры нам ещё работать и работать. Здравоохранение ещё у нас сильно отстаёт, вы это знаете. Проблема дорог на первом месте в результатах всех опросов граждан, которые мы проводим. Есть и другие нерешённые проблемы — в банковской системе и так далее. За пять лет очень много сделано, но ещё очень много сделать предстоит. Нужны не только средства, но и время. Но главное, мы уже понимаем, в каком направлении двигаемся, поэтому можно сказать, что основной этап интеграции завершён.

— А какова программа следующего этапа?

— Мы с Сергеем Аксёновым и товарищами по партии сейчас как раз и находимся в процессе её формирования. Мы серьёзная политическая команда, поэтому дешёвого популизма и просто красивых слов в ней не должно быть. Нам сейчас нужно, образно говоря, «подзарядить батарейки». С интеграцией уже всё ясно, с основными проектами – тоже. То, что ещё не завершено, делается в плановом режиме. Что дальше? Мы не можем пойти на выборы с тезисом «вот мы герои «Крымской весны», давайте нам власть, потом скажем, что делать».

— Я никогда не поверю, что у вас нет идей.

— Идей хватает. Но грамотно сформировать их набор для воплощения в следующие 5 лет — не такая простая задача, как может показаться. Лично мне власть сама по себе совершенно не нужна, я уже об этом говорил. Мы придём с набором амбициозных задач. Люди нам с Сергеем (Аксёновым – Ред.) оказали доверие, мы это доверие не можем не оправдать. Поддержка федерального центра у нас будет, интерес к Крыму ничуть не угас, мы находим там понимание.

— Заинтриговали не только меня, но и читателей. Так что же будет в программе?

— Какая именно будет программа, я сейчас вам не скажу. Давайте не будем предвосхищать события. Мы над ней активно работаем. Обещаю, что она будет интересной и для партийной команды и для всех крымчан.

— Ну хотя бы приоткрыть завесу тайны можно? К примеру, благосостояния крымчан это как-то коснётся?

— Конечно, коснётся! Я пришёл во власть из реального сектора экономики и могу сказать, что высокие доходы там, где есть своё производство, а зарплаты высокие там, где высокая производительность труда. Но всё-таки давайте не забегать вперёд. Могу сказать, что проблему дошкольного образования мы планируем решить. Проблему газификации сёл – тоже. Но это, конечно, не главные пункты нашей программы. Для людей это очень важно, но как только проблемы будут решены, о них очень быстро забудут. Так человек устроен – к хорошему привыкаешь быстро и начинаешь воспринимать как должное. Для нас важнее, какую оценку работы власти в целом мы хотим получить по итогам следующих пяти лет. Поэтому при работе над программой мы не на одни только бытовые вопросы обращаем внимание. Главное — это нормальные отношения между властью и человеком. Наши люди остро чувствуют несправедливость, их нельзя обижать. Мы об этом помним. А программа будет опубликована в начале выборной кампании и вы, и все крымчане сможете её оценить по достоинству.

газета «Крымская правда» от 03.04.2019